?

Log in

До тебя.

Так соскучилась по квартирникам. Год баров, подоконников в арт-кафе, улиц. Бессонная Москва.

А здесь вдруг неожиданно чай и кофе, звездное небо в рамке таких домашних занавесок.
Стучащие по трубам соседи - после одиннадцати здесь действительно всё умирает.

..Я видела их столько раз - через плечо кого-то из солистов групп в "Кризисе", в фильмах о рок-н-ролле, за стеклом внутри "Hard rock"а на Арбате..Но всегда - деталь, а не "изюминка".

Я возьму эту белую электрогитару - на колени. Играть сидя, не как положено. Не "Queen", не "Clash", хотя могла бы пытаться. Все Вы можете отвернуться, что-то подправить на столе и даже красноречиво намекнуть мне - как надоело такое настроение и разговоры об осени.

Мне плевать. Я с ней наедине. "Я искала тебя...". Теперь - наедине с тобой, далеким.
Совсем нестройные аккорды, ничего не могу поделать с непослушными пальцами.
"Ты совсем как во сне.."
Мой голос - совсем не Земфиры, и этот электрический звук - ничто в сравнении с её музыкальной студией. Но ты слышишь меня за тысячи километров. Я знаю, слышишь.

Больше чем друзья.

Как сильно выцвела табличка - всего за год.
Теперь в этой стране, где "Три толстяка" - пиво, а не рассказ Ю.Олеши, -  мало кому есть дело до того, что хранится здесь.

"Девушка, я, с прошлого августа не была у Вас..Может быть, формуляр или карточка остались?"
Женщина, чье имя на "прищепке" не разглядишь -  за очками на цепочке через шею - опускает взгляд. Пальцы настолько привычным движением перебирают домино картонок, разделенных буквами по алфавиту. 
Я помню это лицо. Вспоминаю восторженные глаза - давно, когда я не находила слов, принося обратно Достоевского.
..Нет, всё изменилось, больше меня здесь не узнают.

Этот запах книг.. Цифры и "коп." на обложке в конце. Желтые страницы, никакого хруста новой бумаги.
Кончиками ногтей  - к каждой из них, проходя мимо стеллажей.До боли знакомо, как выглядит каждый том кого-то из классиков.

Книги в магазинах - на краю смерти, в коме. Неизвестно, оживут ли они по-настоящему, проснутся ли от вопля  - сканером по штрих-коду - на кассе. Эта стерильность, видеокамеры над торговым залом, дежурные улыбки консультантов.Лампы дневного света, идеально чистый пол..И они. Несчастные, под капельницами на кроватях полок.

Все совсем иначе в этих почти забытых, пыльных.. И я - "своя" для них.
Здесь - серая линия моей рукой когда-то- в параллельности строкам.
Здесь - завернутый мной уголок, здесь - выписанные на форзац номера страниц с самыми пронзающими цитатами.
Только здесь понимаешь, что такое благоговение. И эти следы карандаша - спиритический сеанс, общение с теми, для кого эти слова и мысли были всей жизнью. Я готова упасть на колени перед каждой из них. Я готова целовать эту твердость переплетов.

Aug. 17th, 2011

Секунда и несколько глотков воздуха.
Теперь я смогу оторваться от твоего плеча - наконец без  рубашки. Ты выпустишь из своих пальцев мои слегка мокрые волосы.

-- "Алло, справочная? Телефон аэропорта?"
Раньше не приходилось цепляться за призрачные возможности оставить на миг.

--"Здравствуйте. В Москве гроза, и здесь тоже дождь...Все в силе?"
..Гудки. На "Спасибо, до свидания" меня не хватит.

Да, все будет хорошо. Ничего, я знаю.
Вернусь к твоим глазам и -  почти не вздыхая - "Асфальт" нашей Арбениной. Идиотка, водка, и - рейс без шанса на отмену. .

Aug. 10th, 2011

Это не всего лишь цифры на дисплее, я знаю.

      Это не Московский Билайн.
9. "только я могу делать что-то не так". Капля нашей несовершенности - всего одна ступенька до идеальной десятки баллов.
03.  "Ваш сын прекрасно болен" - Маяковский, которого я иногда упоминаю. Ты ведь не знал - с намеком на дерзкие цитаты Брик. Черт возьми.

      И дальше тоже всё не просто так.
55. твоя настойчивость.
          Когда я будто с завязанными глазами выхожу из метро. "Куда сегодня?а может....? Как скажешь."
          Моей - совсем немного: только плед, так и не раненный в области штрих-кода в кассе магазина на Арбате.
2.  главное. "Поможет поверить, что все спят, и мы здесь вдвоем..."
96. ненавистная противоречивость
          Подкормка для тараканов, выползающих в моменты, когда до боли хорошо.                                                                                                                                     Это пройдет, я обещаю.
18. И здесь тоже чуток меня. И это тоже временно.

Твой голос на том конце. И такое теплое "алло".
И я роняю лицо, в промокшей салфетке рук, на клавиатуру.

Ток наших слов  = "что-то важное между".
Между Германией и Амстердамом, где ты слушаешь уличных музыкантов без меня, и таким вялотекущим - после Москвы - Волгоградом.

"Тебя не хватает мне..." - голос Арбениной, кажется, начинает хрипеть даже в записи - от числа прослушанного.
"Катастрофически...". Фактически. Физически. Панически. 

Сейчас, ещё секунду. Я выдерну взгляд из строк твоего последнего письма. Сейчас, да-да. До последней точки, а чаще - многоточия.
Кнопка "обновить" в Firefox уже запала, можно не пытаться и дальше ждать новых строк.
Дрожащей стрелкой мышки  - я, наверное, не справлюсь: закрыть рамку окна почты на шпингалет. Уснуть тоже не выйдет.

Jul. 31st, 2011

Робинзон Крузо. Образ первых недель августа.

От Москвы: россыпь "на память" билетов - год жизни в перфомансах театров, галерей, фотовыставок.
Небоскреб привезенных книг.
Несколько фотографий.
Залитый ноутбук.
Вот они, мои умершие спутники - выброшенные на берег три шляпы, фуражка и два непарных башмака у Дефо.

В ежедневник переписываю ошметки заданных редакциями тем - пересчитанные Робинзоном двести сорок фунтов пороха.

Большой столб с засечками.
Я зачеркиваю цифры в календаре - постоянно перед глазами.
12 дней. Жду спасения. Жду хотя бы весточек с далекой земли.

В рамках.

И я вздрагиваю от хрипящего из динамиков над креслом "Добро пожаловать в Волгоград".

Проснуться окончательно, взглянуть в непривычную после московских елей и берез степь -  за овал иллюминатора.
Застегнуть босоножки. Выдохнуть. Дома.

Cтрашно - ничего не меняется. Проходя по этим улицам, я гуляю по детству. В нем не было боли издерганных косичек, первой выкуренной сигареты за углом школы, кафе, где традиционно вне уроков в старших классах, не было игнорируемого сюжета в кино на заднем ряду.
Всегда  -  бежать вперед, торопить. Студенты, а не ровесники. Учеба на максимум, серьезность. Результат. Будущее.


Люди, которым нужно было что-то доказывать - дым.
Я, которой надо было знать, что эти доказательства необходимы - все ещё здесь.
Ударом под коленки, сзади, - чтобы подкосились: не изменить ничего, а изменившаяся во многом, сошедшая с самолета, для всех в городе этих призраков прошлого -  все та же.

Слишком много "так надо". Вне места локации.
Было, есть. Будет?
Я, наверное, в последний раз вижу себя в этом зеркале.С зубной щеткой, с улиткой из волос на макушке.
В этой комнате, где начиналось каждое утро этого года.

Время разбрасывать камни, время собирать камни. Эти мысли ведь не новы. И я оглядываюсь - только через правое плечо, чтобы увидеть свет  - в это многогранное, пестрое, рвущееся на сотни деталей "назад". Подводя черту под этими цифрами справа от знака "плюс" - сложение в столбик - теперь я знаю, что-то было не так.

"The day before you came"

Ледяная вода безжалостно отнимает тебя - с моих губ, щек, шеи, ресниц.
Москва, так и быть, до встречи.

Не говори глупостей.

Оголенный провод. Без спасительной оболочки резины вокруг и почти бессильного слоя синей изоленты
Цепляю руками. Ккусачек, зажимов, пинцета, скальпеля - тоже нет. И пассатижи к черту.

 оголены нервы. Без ничего перед тобой - в этой обнаженности накала между.
Давай начистоту. В наших разговорах до трех ночи (лимит для "среди недели"), до утра, до почти полудня - готова рисковать.

Я не знаю степени боязни - отсутствие налета кокетливости и  просто "прощай, детка!"  -  положительному имиджу. Честность, по-настоящность.

Ну что поделать, в темноте ночи ты не разглядишь оттенки меня. Хотя мне кажется, их уже нет.

 


Я знаю твои мурашки, когда (или если) ты погружен в эти строки.
В мою жизнь стала слишком навязчиво вклиниваться возможность договориться.
 - Девушка, до Загородного Шоссе как проехать?
 - Вот по этой дороге до конца,потом налево до светофора..Подождите, мне туда же. Подкинете?
Кивок.
-  А Вы учитесь, работаете? Я вот стоматолог, мной детей пугают обычно.... А с Вами так легко разговаривать, Вы, может, психолог? или журналист?
Кивок.
 - Как здорово! А я как раз клинику свою открыл, сайт запускаем - не поможете с текстами? А я Вам бесплатную консультацию? отбеливание?..
Кивок.Кивок.

Ашот во фруктово-овощном ларьке, рядом с моим домом, видит меня захлопывающей дверь машины. 
- Как дела? Я тебе вот килограмма два накидал..
Почти каждый день он продает мне отличные израильские яблоки -  в полцены. А  пока хозяйка отвернулась, Ашот дарит мне мои любимые, сорта Голан, просто за улыбку.

Быть может, это мегаполис, где надо перестать удивляться: шаг = сделка.

В такие моменты я ещё больше люблю Москву.
Мне кажется, готова вгрызться в горло тому, кто считает её отталкивающей, эгоистичной.


Ночью я плачу об этом "чертовом городе" на его чуть островатом плече.
Пою, "across the universe" его глаз - Арбенину, о "бесполезной тюрьме".

Profile

v_polete_mysley
v_polete_mysley

Latest Month

October 2011
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow