?

Log in

Так просто.

не знаю, сколько в этом поле "новая запись" не мигал, в ритм стука клавиш под моими пальцами, курсор.
все дело в глубине. В глубине тебя во мне.
Физически. форсированный выдох.

Глубина тебя в душе - невыразимо больше. ты мое потерянное одиночество. Ты мое обезболивающее. Твои глаза, пытающиеся поймать мои - отвернутые от сумерек из окна - вливают в меня спасительное противоядие. Против яда этого каждодневного мира, против жестокости и против ощущения безальтернативности выбора быть сильным.

Я обнимаю тебя, вдыхаю тебя. как дайвер хватается за воздух трубки, без которой он погибнет. и хотя ребризер всегда близко, за спиной, всегда чувствуешь, как не смог бы жить вне, жить без. Да, я обнимаю тебя.

Что дать тебе взамен этого счастья?

Tags:

Так давно без этого сна на рассвете, утренней промозглости и просыпающейся Москвы. Господи, как не хватало.
Со времен депортации в Волгоградскую ссылку. Со времен летней разгульности и "квинтэссенции".

"Кризис" все тот же, по-своему родной. С неизменным "The types" по пятницам, с неизменным плейлистом из вполне зажигательных синглов. Все тот же холод + мурашки от льда в коктейле в этой задымленности на отшибе балкона. Всё тот же непередаваемый экстаз - в момент прощания с фейс-контролем, рука уже открывает дверь. С осенней сырости - в тепло-горячую близость, камерность, интимность. С тобой - в этот винтаж, в этот рок-н-ролл, ну и... что там положено в комплекте с ним - тоже.

Больше никогда не смогу любить такую себя. Только - melt - тусовочные, выкарабкавшиеся из ещё недели, мы.
Я знаю, ты выше этого. А я не могу не любоваться.
И виновата в этой гордости только я, а не те случайные - кризисные, арбатские - кто не может молчать о нашем "над".
Бегу под дождем и улыбаюсь:воспоминаниям и будущему.
Сегодня даже эскалаторы ниспадают.
Сегодня даже предпоследний поезд.
Мне бы хотелось вновь закинуть пальцы на твою шею - и слабость коленных суставов при взгляде в твою пронзительность. Это настолько выше меня -


Каждый из нас, теперь очевидно, - охотник на страуса.
В погоне за убийством соблазна спрятать голову в песок.
Только в этом наклоне над воображаемым трупом воображаемой глупой птицы - абсолютная свобода.
Абсолютная. Свобода.
Вначале ты не понимаешь что вот оно, наступает.
Свет гаснет так постепенно, что секунды начала просто нет.
Всё еще вслушиваешься в мелодии умирающих на несколько часов Nokiй и Samsungoв, пока глаза поглощают вакуум сцены: изолированность бытия в уже приготовленных декорациях или за занавесом.

И вдруг замечаешь, что действительность затухает. Стертость этого момента, безгранье реальности и представления - и ты вдруг проваливаешься. Ты больше не принадлежишь "здесь"и "сейчас".

Театральная Москва.
А главное: слушая монолог Ясона о ненужности женщин ("Медея" на Таганке), повернусь к тебе и буду убеждать в нелепости мысли - одним взглядом. А гоголевская "Женитьба" в театре Маяковского заставит еще больше ценить нашу ненависть к условностям.
Необходимо-разделенная с осенью Москва.
Только мой ты.

Мне кажется, в этом ощущении более чем ценности тепла - наша заскобочность всего. Места вечерами, люди вокруг, стиль послерабочей одежды каждого,количество сна ночами, события днем, те, кого мы бы хотели увидеть, пока в отсутствии времени не для друг друга - все это за этими полукругами с двух сторон.
Важно, но как-то на обочине.
Важно, но как-то без возможности оторвать себя.

Это значит, посыпанное ветром и дождем, вечернее падает на нас.
Значит,уже моя рука может доползти почти до плеча - у тебя в рукаве мои пальцы карабкаются все выше. Для тепла. Якобы.
Значит, арт-адреса и подоконники, официанты с "простите, что помешал", кто-то на сцене и концентрация внимания на другом.

Многое неважно.

Это слишком странно, но я ловлю себя на этой мысли.
Люблю ночи перед экзаменами. Не бессонные, что должно настораживать не меньше.


Чтение всего по спискам каждым возвращением домой, режим "постепенно-разгребаемое" - давно норма. Дела, которые кажется просто-возможным контролировать "в процессе".
Я привыкла знать, что должен наступить,(он ведь не может не прийти?!) момент:галочки напротив каждого, идеальность. Проблема-->средства-->нет проблемы.
Так надо, и я не могу самоотчитаться в большем.
И не важно, что потом: когда уже выдохнешь, права оказывается та самая Дося из рекламы: "Если не видно разницы, то зачем платить больше?"
Мне сложно верить, что что-то неправильно. Под чертой: продолжающийся кошмар длиною в полгода и ударнее, чем в Советское время, труд еще с недельку(вместо привычно-студенческих "полных погружений")...

И в друг в эту ночь. В эту ночь, кажется "последнюю": впереди больше не конец света. Впереди не событие, не поворот в судьбе. Это какие-то четверть часа, после которых все равно будет утро. Утро разбудит относительной свободой. Относительной, но это ничего.


В такие ночи понимаешь бессмысленность одного и бесконечность другого. Начиная дышать перед смертью, противоречив глупой пословице, и понимаешь, что дышится на самом деле-то легко: то, что будет, не изменит глобально ничего. Нет, не равнодушие. Что-то другое.

И вот снова.
Мне бы думать о суммарном люфте, "помехе справа", реверсивных светофорах - для желанной карточки с категорией "B". Но, черт возьми, какая погода в Москве? И на каких каблуках мне станет легко дотянуться к твоим губам?
Это особое чувство - быть наедине. Наедине с дорогой.
раньше - восторг разгона самолета,нарушающие всё и всегда ночные бомбилы.
теперь - собственные пальцы на руле и шепот асфальта ближе.


Когда понимаешь, что ещё совсем чуть-чуть и будут: журнал в пробке на Тверской, утренняя Москва после "Кризиса Жанра" с моей Машей, ночные Воробьевы Горы для одной себя, и - куда,когда,зачем угодно - вдвоем с тобой.

А пока я стараюсь не слишком жить будущим - пока скучный светофор пропускает пешеходов. Пока я ликую, что человек на пассажирском спереди столь общителен. Новые письма друг за другом, звонки по минут пятнадцать..а я свободна. 70,80,90, 100 - "прекрати превышать" и "убери ногу с газа" - любимые фразы очнувшегося инструктора. Снова погружение в телефон. Снова спидометр вверх.

Да бросьте: что эти цифры, когда дорога абсолютно пустая, а из окна настежь - ветер..
Это ведь Волгоград любит поводы останавливаться. Город, к которому я вернусь так скоро, поймет мою любовь к скорости и ритму, к умению успевать и "проскальзывать" на желтый.

въехать на площадку с разметкой, столбиками.
впереди часок-другой параллельной парковки, воображаемого гаража, "змейки" и ручника в подъем.
Это перестало быть увлекательно-сложным с месяц назад. Впереди - рассказы о свадьбе сына, о кутеже с друзьями в студенчестве или об убитом волгоградском чиновнике."А что тебе ещё говорить? Ты сама все знаешь и делаешь". Плохо не любить советы, но ничего не могу с собой поделать.
HardRock в центре Барселоны - бессмысленность самбуки.
Ля Рамбла и музыканты - хуже Арбата в Москве, хуже, хуже.
Все те же всемирные бренды кафе, испанские Cтарбаксы - и снова все не то.


Твоя Германия и твой Амстердам.
Моя Испания.

Рубашкой карт сверху - на глянцевость карт из твоих рук. И пусть все это в отбой.
Пусть все это вспоминается,пусть покоится в мыслях. Пусть архивируется фотографиями в папках на рабочих столах. Пусть пылится в оставленных на память билетах. Пусть остается в привезенных открытках и карточках, пусть повиснет магнитами на белизне холодильников. Пусть спрячется в узоре моего купальника, пусть скроется в ассоциативности твоих прогулок по голландским каналам.

Только ластиком по карандашу новых впечатлений - вечера, когда перед глазами все та же клетка календаря и красная диагональ линии, зачеркивающая двузначную цифру.

Sep. 1st, 2011

Слово "эпатаж", несмотря на въевшуюся ржавчину буквы "а" в середине, ассоциируется в моем сознании с греческим "epicos", с глобальностью романов эпоса, с эпичностью исторических событий. Со скрытостью важного; отражающее жизнь; стоящее.

В странных выходках - подтекст души.
В нецензурности строк - драмы в жизни.
В мазках, аляповатости, абсурде деталей - квадратов, голограмм,скульптур - смысл?

Каталония не просто сюрреалистична. Памятник в какой-нибудь улочке заставит оступиться с бордюра на грязный асфальт рядом - не отрывая взгляд. Лавочки, фонари - эти парадоксы и диспропорции вырастают рядом с католическими громадами, готикой..Боюсь, все это - только многовременье. Вечные мысли в беззаботность сиест, вечное солнце и слишком много вечной Кавы, вечной Сангрии.

Дали, Хуан Миро, Хулио Гонгалес, Гауди.Барселона, Фигерос, Реус - здесь ветер с моря рисовал на песке то, что толкнет всех их, пока детей со странностями,в пропасть фантасмагории, гротеска, культа секса и комплексов. Более чем влияние Пикассо, Фрейда, Юнга..

Искусство, гениальность экспозиций?
Причуда спонсоров и меценатов, восторгающихся сумасшествием?
Отбросить два знака вопроса и увековечить параллельность двух линий в равенстве.
Никто никогда не увидит заложенного изначально, никто не воскликнет: "Вот что он хотел сказать!"

Все это меняет и самого тебя. Глаза раздражены понятностью мира. Теперь они - на 360◦ - упираются в твердость затылка, различая детали подсознания. Ассоциации образов увиденных картин и инсталляций - единственный якорь, застрявший в песке реальности.

Наверное, что-то больше, чем экцентризм. Но сюрреализм, эпатаж и эго-мания - именно такие, без ампутированности хотя бы идеи формата "мини" - умерли с XX веком.

Aug. 27th, 2011

Взгляд сверху, взгляд панорамно всегда преображает то, к чему привык.
В этой жизни, где почти каждый метр дороги до аэропорта - дома вдоль, знаки, светофоры, вывески - сохраняет отпечаток моих 'до встречи' столько раз в год..В этой жизни, где ты кладешь паспорт на стойку регистрации, а я еще в силах сдерживать слезы..В этой жизни, я не перестаю любить полеты.

Но сегодня-особенно: ночь и целых пять часов над Европой. Ночь, пронзаемая красными молниями от маяка на хвосте самолета. Я впервые увижу Волгу черной вытянутой кляксой вместо такой обычной грязно-синей гусеницы. На востоке-уже красная машинная строчка рассвета по лоскуту неба.

С высотой и безоблачностью - Большая Медведица все больше переворачивается, пытаясь сохранить равновесие на ручке ковша. Во мне переворачивается всё, глядя на их близость - близость звезд. Потому что ты сказал, что ты и я - их частицы.

Вот мой полет, который преобразил все прошлое, настоящее и, я знаю, будущее.

Profile

v_polete_mysley
v_polete_mysley

Latest Month

October 2011
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow